Внимание! Во время приема Ваш звонок может остаться без ответа, но я обязательно свяжусь с Вами позже. +7 (903) 286 1983

kseniya@alive.ru

В моей жизни стало меньше страха

Category: Отзывы

Я обратилась к Ксении, потому что меня мучили панические атаки. Все началось после развода. Я осталась совсем одна, развод был для меня неожиданным ударом, муж ушел к другой.

Приступы случались все чаще, паника могла накрыть в любой момент, начинали предательски потеть руки, страшно кружилась голова, сердце словно выпрыгивало из груди. Я становилась буквально обездвиженной. Я чувствовала, что почва уходит из под ңог, и я ничего не могу поделать. Это при том, какой уверенной в себе и сильной я была раньше. Все кончилось тем, что я стала бояться выходить из дома. Стала бояться, что приступ застанет меня в дороге, или на встрече. Я стала отменять встречи, мой бизнес рушился, как рушилась и моя жизнь. И я поняла, что мне нужна помощь, что я одна не выкарабкаюсь.

Мы начали работать с Ксенией. Симптомы стали уходить довольно быстро, ослабевала тревога, в какой-то момент я даже забыла, что столько времени находилась в ужасңом подавленном настроении. Забыла о страхе опозориться перед другими, если я окажусь на людях во время приступа.

В какой-то момент я словно очнулась и поняла, что уже целый месяц спокойно выхожу на улицу, бегу по своим делам и тревоги мои только у меня в голове, а тело легко-легко бежит по дороге. В то время мы все больше говорили с Ксенией о том, как сильно я переживала развод, что значил для меня муж и моя связь с ним. Я решила, что уже поправилась, что справлюсь дальше сама, я была на подъеме и в эйфории.

Но симптомы вернулись. И я снова вернулась в работу. Теперь уже с другим настроем. Постепенно я поняла, какую роль выполнял для меня мой симптом, каким образом он помогал мне поддерживать связь с близкими, фактически, с ушедшим супругом. И как я, с одной стороны, нуждаюсь в этой связи с близкими, в их поддержке, и как одновременно бегу от нее, боюсь своей зависимости.

Мне непросто было обнаруживать свою нужду в психологе, сам факт того, что я нуждаюсь в помощи. Как часто, чтобы не чувствовать этой зависимости, я отрицала ее, впадала в эйфорию, мне казалось, что море по колено, и мне никто не нужен. Такие состояния часто заканчивались срывом.

Я постепенно научилась отслеживать, когда меня начинало нести, как мне невыносима печаль, грусть, как нестерпимо мне сталкиваться с собственными ограничениями.

Моя способность выдерживать тревогу крепла, я все меньше боялась своей нуждаемости, уязвимости, так как вместе с ее осознанием появилась и уверенность в себе. Мне все больше удавалось почувствовать опору и почву под ногами.

Я училась доверять. Сначала Ксении, а потом отцу, потом и новому мужчине, который появился в моей жизни. Способность быть открытой и уязвимой перестала восприниматься как что-то угрожающее. Я поняла, что это необходимая часть близких отношений.

Невозможно контролировать другого, его чувства, его поступки, реакцию на мои слова, невозможно гарантировать, что отношения сложатся счастливо и на всю жизнь. Другой может уйти в любой момент. В конце концов, никто не отменял смерть и болезнь.

Но я поняла, что когда я открыта и такая, какая я есть с родным человеком, и он может быть со мной таким, какой он есть, между нами рождается доверие, наша связь от этого крепнет. Она сохраняется даже в те моменты, когда мы далеко друг от друга, работаем, каждый занят своими делами.

В моей жизни стало меньше страха. Та опора, которую мне так необходимо было чувствовать буквально у себя под ңогами, теперь внутри меня. Спасибо вам, Ксения.